Jump to content

Под впечатлением


Recommended Posts

  • 5 years later...

А меня зацепили вот эти стихи. Давно сильных стихов не попадалось, а тут прям шаркнуло по душе.

 

Я увидел во дворе стрекозу,
Дверь открыл и побежал босиком,
Громыхнуло что-то словно в грозу,
Полетело всё вокруг кувырком.

Пеплом падала моя стрекоза,
Оседал наш дом горой кирпича,
Мамы не было а папа в слезах
Что-то страшное в небо кричал.

Зло плясали надо мной облака,
Мир горел, его никто не тушил,
Кто-то в хаки меня нёс на руках,
Кто-то в белом меня резал и шил.

Я как мог старался сдерживал плач,
Но когда, вдруг в наступившей тиши,
Неожиданно заплакала врач
Понял, что уже не стану большим.

Умирает моё лето во мне,
Мне так страшно, что я криком кричу,
Но кто в этом виноват а кто нет
Я не знаю... да и знать не хочу...

Мне терпеть уже осталось немного,
И когда на небе я окажусь,
Я, на всех на вас, пожалуюсь Богу!
Я там всё ему про вас расскажу...

 

https://www.youtube.com/watch?v=fwiItHgIEY4

  • Like 4

Глазомер, быстрота и натиск (С) Суворов А.

Сарынь, на кичку! (С) Разин С.

 

"Я умею читать в облаках имена,

Тех, кто способен летать." (С) АлисА.

---

kzvezda_for.jpgzazaslugi_for.jpgzazaslugi_for.jpg10years_for.jpg

Link to post
Share on other sites
  • 1 year later...

Парни, вот хотел поделиться своими двумя рассказами, которые родились в боях Ил-2.
 

Лирика неба

Мы только что вернулись со штурмовки. В дыру в левом крыле я аккуратно просунул руку и показал фигу механику. Кузьмич только покачал головой, плюнул и сказал: "повезло тебе дураку, а другой раз..." и замолчал. Да, мне повезло, снаряд 37 мм прошел навылет, но консоль осталась на месте - в этот раз я вернуться живым. А тот парень из 657-го лежит сейчас у Киевских холмов в обломках своей грозной машины.

Лежу на спине укрывшись в тени своего Ла-5, но тревожные мысли не покидают меня. Закрылись глаза еще одной юной жизни, полной планов и надежд. А солнце снова зайдет и утром согреет весь мир своим теплом словно ничего и не произошло. Сквозь дрему слышу: "Товарищ командир, задание выполнено, колонна Вермахта уничтожена, сержант ... сбит прямым попаданием зенитной артиллерии".
Вдруг тревога! Мой напарник уже закрывает фонарь По машинам! Штурмовики завели моторы!

Ловко забираюсь в новый Лавочкин, проверяю приборы, механизацию, завожусь и вот уже через пару минут радость полета захватывает меня. Группу ведет опытный командир, матерый вояка, капитан Бут. Этот парень с Украины сбивал фашистов еще в Испании и с 40-го года он возился с нами к с щенятами терпя наше полное неумение и нелепые ошибки. Но прошли годы и теперь мы срослись с нашим оружием и подобно гвардейским полкам сами навязываем противнику бой, заставляя его играть по нашим правилам.
Теперь же когда враг засел в Киеве, Бут очень хотел встретить в небе неприятеля и доступно объяснить ему, почем фунт лиха.
Меня всегда настораживает бравада, поэтому я признаться напрягся в самом начале вылета, но Буту ничего не сказал.

Мы выдвинулись к Киеву парой истребителей и парой Ил-2 на поиск и уничтожение очередной колонны бронетехники. То, что случилось дальше, я буду помнить долго. Вдруг у самого Киева на нас навалились два фоккера и один 109-й модификации G2. В шлемофоне спокойный голос ведущего: «Серафим, работаем».
Заход – разворот. Атака – вираж. Контролирую своего напарника, но вдруг он нырнул к земле и я его потерял… Бут, где ты?
- Я на 190-м!
- Вижу, контролирую, - работай!
Только сказал, как длинная очередь Bf-109 прошла рядом с моей машиной. Снова ухожу в вираж, и смотрю за напарником.
- Сбил?
- Да, готова суkа.
- Разгоняйся на 90, встаю на крыло…

И опять заход за заходом. Тут у мессера кончилось терпение и он решил сбить меня во чтобы то ни стало. Наша пара умело исполнила вентель и Бут короткой очередью на своем Як-7Б отправил фашиста в огненное пике. Третий Фриц понял что его ждет такая же судьба и поспешил удрать в сторону Киева.
Когда мы разогнали численно превосходящего неприятеля, оказалось что наши штурмовики тем временем заблудились и вышли к противнику практически на аэродром, где в неравном бою сложили свои головы, прихватив все же с собой одного стервятника.
Теперь к колонне подошла еще одна пара Илов и теперь над нами оказалось 5 истребителей противника. Штурмовики пролили АЖ и накрыли всю колонну, однако один из них подорвался на сбросе. Ведущий пары младший лейтенант с позывным Азимут, был опытным пилотом и теперь нам предстояло отходить под непрерывными атаками неприятеля, уворачиваясь и прикрывая друг друга.
Вдруг мы остались с Илом одни, я опять потерял напарника. Штурмовик Азимута плясал вольный козацкий танец, лихой, удалой, презирающий смерть и бесстрашно смотря ей в лицо. Уворачиваясь от атак, он разгонялся и закладывал виражи, выпрыгивал на горки и контр атаковал, отгонял от меня противника. Когда я понял, что нас уже совсем зажали, я закричал в микрофон, «Бут, где ты? Нужна помощь!». Как тут началось...! Бут оказывается набрал в стороне высоту и с первой атаки сбил мессера, затем короткой очередью еще одного и наконец у самого нашего аэродрома, отправил в бурьян Fw.
5 побед в одном бою на Як-е, такого я еще никогда не видел!

Над самым аэродромом у меня закончилось топливо и обессиленными руками я притер машину к земле.

Кузьмич, а тот парень дерется как лев!

  • Like 2
Link to post
Share on other sites

В бой идут одни старики

 

Это было осенью 1942, мы с напарником на ЛаГГ-3 и однополчанин на Ла-5 получили задачу прикрыть тройку штурмовиков для нанесения удара по железнодорожному составу противника. Руки машинально завели мотор, защелкали тумблеры и рычаги, запахло сгоревшим авиационным топливом. Стартует ракета – взлетаем! До цели лету около 100 км, не ближний путь должен вам доложить. Штурмовики не любят летать так далеко – повредит мотор или баки, до дома не дойдешь. А на штурмовке даже грозный Ил между молотом и наковальней – с одной стороны зенитки ощетиниваются ураганным огнем, с другой опытные летчики Люфтваффе словно коршуны так и норовят выбить из штурмовика душу.

Илы идут строем, их прикрывает хороший летчик с позывным ТАСС, жаль, что сегодня он идет без напарника. Истребителю нельзя без пары, когда он атакует, то сам остается беззащитен. Да и кто поможет, если мессер вцепится в твой хвост? Только напарник…

Прошли две трети пути, пересекаем линию фронта, как вдруг, навстречу ударной группе проходит одиночный бомбардировщик противника. Задача есть задача, и вроде как мы не должны оставлять группу наших штурмовиков. Однако как же мы позволим отнести этот смертельный груз на головы наших солдат? Не бывать тому! ТАСС уже готовит заход и запрашивает разрешение на атаку! Бей гадину, отвечаю ему! И вот быстрый Лавочкин набрасывается на фашистского стервятника. В отчаянном желании спастись фриц сбрасывает бомбы и разворачивает тяжелую машину на обратный курс. Но ТАСС не зря носит Орден Славы, его машина быстро настегает неприятеля и после двух-трех атак отправляет того в огненное пике. Столб огня поднимается от взрыва черного чудовища.

- Третий как ты?

- Плохо командир, поврежден двигатель, должен возвращаться на базу!

Видимо в бою Лавочкин получил очередь от немецкого стрелка в мотор и теперь его жизнь повисла на волоске.

Командую: «немедленно возвращайся»! Как вдруг вижу, что серый силуэт с черными крестами заходит ТАССу «в хвост».

- Третий, на тебя заход! Маневрируй! Иду на помощь!

Рядом, не отставая ни на шаг, идет матерый летчик Бут, - мой ведомый и друг. Мессершмитт уже открыл огонь, а поврежденный самолет товарища, чадя едким дымом, с трудом уворачивается от упорных атак.

В голове проносится тревожная мысль, - я должен попасть с первого захода, или…

Скорость слишком большая, зайду, не погасив скорость, – промахнусь и проскачу мимо, тогда товарищ погибнет. Выход один, энергично доворачиваю, торможу, напряженно ловлю 109-го в прицел. Короткая очередь почти в упор, - горит фашист!

 

Собираем группу, да группа-то уже на одного меньше. Лавочкин едва ли дойдет до аэродрома, пересек бы линию фронта… А под нами войска противника, и сюда уже летят охотники по наши души. Действовать нужно энергично. На эффект неожиданности рассчитывать нельзя, группа обнаружена, поэтому перенаправляем курс к ближайшей цели.

Стремительная атака, беглый огонь пушек и взрывы бомб сотрясают позиции неприятеля. Штурмовики делают заход за заходом, утюжа окопы и блиндажи незваных гостей. Но зенитное сопротивление еще не подавлено, противник отошел от шока и теперь яростно отстреливается.

В разгаре атаки илов начинают стягиваться силы противника. Отгоняем от ударной группы Fw-190. Но враг все еще держится и грозные машины раз за разом накатывают на позиции неприятеля. Мы задержались на штурмовке, давно пора уходить, и расплата за тактический просчет пришла незамедлительно. К группе наших штурмовиков приблизилось три пары истребителей противника! Ситуация безнадежная, нас советских истребителей двое, а гитлеровцев шестеро!

Командир группы штурмовиков командует отход, да куда там?! Черные коршуны яростно атакуют тройку Илов, и не миновать всем смерти если бы не опыт наших летчиков. Они энергично маневрируют, уклоняясь от атак противника и прикрывая друг друга, мощным курсовым огнем.

Видя такой расклад мы с напарником с превышения заходим на верхнего в группе Bf-109, тот заметив, уходит виражом от атаки, да не тут-то было! Доворачиваем до фрица в глубоком вираже, машину трясет из-за срыва потока, целиться тяжело, но рядом погибают наши боевые друзья, - нет у нас права на промах! Короткая очередь и черная пелена встает перед глазами от большой перегрузки. В шлемофоне слышу голос напарника, - горит змееныш!

В этот момент происходит непоправимое, Fw-190 на большой скорости таранит командира группы штурмовиков и мы остаемся вчетвером – пара Ил-2 и пара ЛаГГ-3. Бой принимает ожесточенный характер, эмоции захлестывают врага, и стремление сбить любой ценой превалирует над желанием жить!

Блестящим маневрированием и взаимопомощью штурмовики отбиваются от атак, а в это время наша пара сбивает еще одного фашиста. Сразу же попадаем под огонь неприятеля, защитные маневры и выверенная работа напарника – мессер вынужден бросить меня и выйти из атаки на горку. Жизнь спасена, а значит, мы можем драться дальше!

Маневрируя, защищая штурмовиков и прикрывая друг друга, мы сбиваем еще двух коршунов, как вдруг в моего напарника, летчика аса вцепляется немец. Фриц зол за гибель товарищей и в его агрессивных маневрах видно желание мести. Жизнь друга в большой опасности и я не имею права на промах. Ловлю неприятеля в прицел, огонь! Но что это?! Вместо пушечной очереди орудие молчит! Сломалось? Заклинило? В чем дело?!

Мессер яростно бьет из всех орудий по Буту, а я ничем не могу помочь! Да хоть на таран иди! Соображаю, что у меня видимо, закончился боекомплект, а значит, еще должен остаться БК крупнокалиберного пулемета. Собираю все внимание в точку прицела, сознание уже достроило трассу, и зажимаю гашетку. Длинной очередью, расстреляв все патроны, сбиваю врага! Спасен друг!

Группа спешно собирается, а последний оставшийся в бою «геринговский ас», сообразив, что и его ждет березовый крест, спешно убегает на Запад среди обломков своих камрадов.

 

Сегодня Скворцы обманули смерть, подставляя плечо, и прикрывая друг друга!

  • Like 6
Link to post
Share on other sites
  • 1 month later...

Обычный/рядовой пример того, как НЕ должны вести себя истребители прикрытия.

Наша сила в том, что мы создаём себе проблемы, а потом успешно (с надрывом) их преодолеваем !

  • Haha 2

Если тело бойца не нуждается 
в срочном хирургическом вмешательстве,
 значит, боец здоров.

Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
×
×
  • Create New...